Как армянские мифы помогли победе Азербайджана

Вторая Карабахская война и исторический контекст информационной войны

Когда началась Вторая Карабахская Война (27.09-10.11.2020), лидеры Армении и марионеточного режима в оккупированном Карабахе заявили, что военный действия будут вестись до полного уничтожения врага – то есть Азербайджана. Эти лозунги соответствовали сложившемуся стойкому мнению в армянском обществе, что в случае возобновления военных действий армянские танки окажутся в Баку. Они там оказались, но в качестве военных трофеев азербайджанской армии - и то, что это произошло, связано отчасти с традициями мифотворчества, укоренившимися в армянской политической и интеллектуальной элите. Армянские мифы помогли Азербайджану одержать победу во Второй Карабахской Войне, но проблема остается – мифы продолжаются на фоне глубокого политического и экономического кризиса в Армении, они имеют глубокие исторические корни. Более того, они не позволяют Армении и её обществу выйти из параллельного мира, и начать развитие добрососедских отношений в регионе.

Вспомним, как армяне в самой Армении и в диаспоре отнеслись к событиям во Второй Карабахской войне. Они отказывались верить сведениям о территориальных потерях, а наступление «азеров», как они уничижительно стали называть народ, с которым веками жили в мире, высмеивали в социальных сетях. И здесь не надо винить военную цензуру «демократа» Никола Пашиняна (если бы он был бы истинным демократом, он попытался, хотя бы, поменять ультранационалистический нарратив в армянском обществе, а не идти в фарватере территориальных экспансий, ссылаясь на античного царя Тиграна Второго). Армяне в диаспоре также вторили сказкам военного ведомства Армении. В век Интернета легко проверить насколько официальная пропаганда соответствует реальности. Но армяне продолжали верить в миф о своей непобедимости.

Азербайджан же тем временем медленно, но уверенно возвращал свои земли. В армянскую мифологию свою весомую лепту внесли и российские военные «знатоки», которые также скептически относились к возможностям «недисциплинированной» азербайджанской армии. Западные эксперты местами тоже были не на высоте, говоря о том, что Азербайджану «блиц-криг» не удаётся. В результате за 44 дня военных действий Азербайджан практически разгромил армянскую армию и освободил значительную часть своих оккупированных территорий, так что 10 ноября армянское общество в шоке узнало, что Армения потеряла значительную часть Карабаха. (О роли российского и западного нарративов по карабахской проблеме – чуть позже). Армянской стороне современное мифотворчество обошлось дорого.   

Анализ армянского нарратива, а вернее мифов, раскрывает тот ущерб, который они наносят в первую очередь армянскому обществу и региону Южного Кавказа в целом. Если мы отбросим всю пропаганду и серьезно проанализируем историю конфликта, то раскроются причины «армянской трагедии», как окрестил американский эксперт Джошуа Кучера современное состояние армянского общества, которое выдает желаемое за действительное. 

Бывший советник президента Армении Л.Тер-Петросяна Жирайр Липаритян в ряде своих недавних статей отметил, что армяне как в самой Армении, так и в диаспоре создали желаемый, но далеко от реальности мир. Им казалось, что война – это забава

Этот миф был создан ложными заключениями о результатах первой войны в Карабахе, где армянам удалось оккупировать Нагорный Карабах и семь районов вокруг него в 1992-94 годах. Когда конфликт начался осенью 1987 - зимой 1988 года, армянские националисты были хорошо к нему подготовлены. В первый же год им удалось выселить азербайджанское население из Армении и перенести все политические и военные действия на территорию Азербайджана. Развал СССР в декабре 1991 года знаменовался чехардой и частой сменой власти в Азербайджане. С марта 1992 года до июня 1993 года в Азербайджане формально сменилось пять глав государств -  три из них фактически. На этом фоне армянским вооруженным группировкам удалось захватить Нагорный Карабах и семь районов вокруг него. В этих операциях им значительную помощь оказали российские военные. Об этом не говорят открыто, доказательства предоставить трудно, однако то и дело всплывают воспоминания бывших «ветеранов» войны, прямо подтверждая российское участие. Отметим, что бывшие советские военнослужащие также оказывали иногда «помощь» и азербайджанской стороне, как, например, летом 1992 года, но это были кратковременные операции. Зимой 1993-94 года Азербайджан предпринял контрнаступление и сумел освободить г.Горадиз. Дальше дело не пошло, российские военные вмешались на стороне Армении, а российский «миротворец и посредник» Владимир Казимиров в частных беседах с официальными лицами в Азербайджане угрожал потерей Гянджи - второго по величине города страны. 

Таким образом, успех армии Армении – именно Армении, а не пропагандистского мифа об «армии самообороны Нагорного Карабаха» – сложился за счет двух факторов – двухлетних междоусобных распрей в Азербайджане и значительной помощи со стороны российской армии, в особенности, с апреля 1993-го по май 1994-го года. Здесь стоит также отметить, что в Азербайджане неудачи на фронте становились достоянием общественности почти сразу (за исключением резни в Ходжалы, что, кстати, стоило президентского кресла президенту Аязу Муталлибову /1991-1992/). Вообще в Азербайджане до сих пор люди склонны, на мой взгляд, к чрезмерной самокритике, несмотря на существующие стереотипы в отношении Азербайджана как «страны без альтернативного мышления» – это мнение особенно распространено среди западных экспертов. Хотя может, эта традиция определенного нигилизма и помогает азербайджанцам реально оценивать свои возможности и, в конечном счете, добиваться успехов.

Пропаганда, которую, кстати, очень искусно развили армянские националисты с 1988 года, чтобы получить поддержку западного и российского политического истеблишмента, интеллигенции и представителей СМИ, привела, в конечном счете, к политической и военной катастрофе самой Армении. Миф о первом христианском государстве, народ которого находился веками под гнетом мусульман и который «качественно» превосходит «дикие орды тюркских кочевников» убаюкивал простых людей. А тем временем, военно-полевые командиры Роберт Кочарян и Серж Саргсян, которые впоследствии стали президентами Армении, нажили деньги на этнических чистках азербайджанцев, а потом разворовали и собственно Армению.

Однако ещё большая трагедия Армении может случиться вследствие того, что ситуация в подходах после фактической капитуляции 10 ноября 2020 года так и не изменится. Социальные сети пестрят ксенофобскими выпадами против азербайджанцев, на улицах звучат лозунги о реванше, а те же политики, которые ответственны за экономический застой, демографический кризис и военное поражение, продолжают играть на политической арене страны существенную роль. 

Арман Григорян, преподаватель Лихайского университета в США, отмечает, что национальные мифы настолько сильно довлеют в армянских СМИ, что разумных голосов практически не слышно. Одним из живучих мифов является «Армянский вопрос» – создание государства в рамках границ «Великой Армении». Этот миф серьезно подрывает нормальное развитие страны. Показательно и то, что армянская диаспора за рубежом также является радикальной силой, которая препятствуют нормализации отношений Армении с Азербайджаном и Турцией.

История т.н. «Армянского вопроса» подсвечивает и роль империй (Российской и ряда западных) в нагнетании этнического противостояния между армянами и турками. В конце 19-го века, в период расцвета национализма, когда у армян, как и у многих других народов, развивались идеи о независимом государстве, западные державы стали продвигать вопрос об армянских территориях в Османской империи. Они всячески поощряли там центробежные силы для того, чтобы прибрать к рукам её территории, что, в конечном счете, и произошло. (Правда, после развала Османской империи Британия и Франция надолго забыли об «Армянском вопросе».) Одновременно армянские националистические организации размышляли о самоопределении армян, как в Османской, так и в Российской империи. В свое время, в начале 19-го века во время российского наступления на Южный Кавказ, армяне оказали определенную помощь российским войскам. После захвата региона российская администрация осуществила массовое переселение армян на территорию современной Армении – тогда это было Эриванское ханство, населенное преимущественно азербайджанцами. На этих землях россияне создали Армянскую провинцию в 1828 году, которую ликвидировали через двадцать лет, испугавшись роста националистических настроений среди армян. В начале 20-го века российская администрация претворила в жизнь ряд мер против армянской церкви и временно закрыла армянские школы. 

Когда началась Первая мировая война державы АНТАНТЫ (напомним, что это были Британия, Франция и Россия) подстегнули вооруженное движение армянского населения против Османской власти. В декабре 1914 года император Николай Второй заявлял, что армяне со всего мира спешат «в ряды славной Русской Армии» (Stanford Jay Shaw and Ezel Kural Shaw, History of the Ottoman Empire and Modern Turkey, vol 2: Reform, Revolution, and Republic: The Rise of Modern Turkey, 1808-1975 /New-York: Cambridge University Press, 1977/, p. 314). Однако уже через год наместник на Кавказе великий герцог Николай Николаевич заявил, что «не существует более армянского вопроса, точно также как нет якутского вопроса» (Peter Gatrell, A Whole Empire Walking: Refugees in Russia during World War I (Bloomington: Indiana University Press, 1999), p. 152). 

Череда трагедий в конце 19-го и начале 20-го века наложила сильный отпечаток на армяно-турецкие отношения. Пропаганда армянских националистов, поддерживаемая российскими и западными интеллектуальными элитами, создала атмосферу ненависти, и самое главное полностью сфальсифицировала историю армяно-турецкого сосуществования. Как отмечает армянский историк и общественный деятель Филипп Экозьянц, армяне извратили и забыли свою 400-летнюю историю в составе Османской империи, где власти называли их «миллети садиг» - верный народ. По его словам, армяно-турецкие отношения были историей совместного созидания. Тот факт, что армяне и азербайджанцы до сих пор спорят о кулинарном или музыкальном наследии, как раз таки и свидетельствует о глубоком взаимопроникновении культур. Но теперь вся история армян преподносится в Армении как процесс выживания под гнетом «склонных к геноциду турок». Этот миф о вековом гнете, который особенно популярен в среде армянской диаспоры, поддерживается российскими и западными интеллектуальными кругами, лишая, образно говоря, Армению её географии. Этот миф был выгоден имперским проектам стран-членов АНТАНТЫ, потом СССР, теперь России и Франции в их геополитических играх на Ближнем Востоке и Кавказе. 

Напомним, что когда Армения стала независимым государством после распада Российской империи в 1918 году, националисты, ведомые радикальной партией «Дашнакцутюн», развязали войну с Азербайджаном и Грузией. В конечном результате, все три молодые республики пали жертвой большевистской экспансии, и московские коммунисты воссоздали границы бывшей Российской империи на Кавказе. Противостояние СССР и Турции (члена НАТО) способствовало тому, что советские власти и их пропагандистская машина и дальше подпитывали антитурецкие настроения, ведомые армянскими националистическими историками. Армянские, а вслед за ними и западные историки любят говорить о подарке Сталина Азербайджану в виде автономии «Карабаха», что, как отмечает, армянский ученый Арсен Сапаров, не соответствует действительности. Одновременно, армянские историки умалчивают тот факт, что Армения в 1921 году получила Сюник (или Зангезур) - то, что азербайджанцы считают своими историческими землями.

Успех Армении в 1988-1994 гг. создал еще один миф – Республика Армения, начиная с 1918 года, воссоздает границы Великой Армении – еще одного мифа, появившегося в исторической науке сравнительно недавно, в 18 веке. Действительно, территория Армении увеличивалась с 1918 года, и контроль над Нагорным Карабахом и семью оккупированными территориями вокруг него, которые находились в подчинении Еревана, о чем Европейский Суд по Правам Человека вынес соответствующее решение, создал еще один миф об успешной экспансии. Президент Серж Саргсян даже уже стал говорить о возможности дальнейшей экспансии в Турции – так, выступая перед молодежью в 2011 году, он отметил задачу нового поколения - захватить «Западную Армению», т.е. территории на Востоке Анатолии. В августе 2020 года Н.Пашинян также заговорил о необходимости восстановления «исторических территорий», положенных Армении по Севрскому договору 1920 года, который так и никогда не вступил в силу. Все тот же дальновидный Жирайр Липаритян 9 сентября 2020 года, за несколько недель до Второй Карабахской Войны  предупреждал армянское руководство о том, что такими неосторожными высказываниями они фактически официально выдвинули территориальные притязания Турции. 

Неудивительно, что Турция решительно поддержала Азербайджан в недавней войне. Однако, еще один пропагандистский миф о толпах джихадистов, сражающихся за Азербайджан – запущенная из Москвы тема, которая присутствует в армянском нарративе с Первой Карабахской войны, мешает трезво оценить причины поражения Армении во Второй Карабахской войне. К примеру, Азербайджанская армия получила значительное количество турецких дронов, но гораздо больше их было израильских. Азербайджанский спецназ практически в рукопашную одолел противника в битве за Шушу… Конечно, гораздо удобнее найти иную причину победы Азербайджана, чем признать преимущество его военной машины. Мифы, которые армянские и присылаемые в Карабах российские пропагандисты создают для западных и российских СМИ (а те в свою очередь подыгрывают им в силу различных причин), создают очередную ловушку для армянского общества и государства. 

Мифы и специфические исторические нарративы существуют у всех народов. Пропагандой занимаются все правительства. Но, увы, в Армении и диаспоре эти мифы привели к крайней ненависти к соседям, высокомерию и гипертрофированной ксенофобии. Не в последнюю очередь это привело Армению к фактической потере политической и экономической независимости и, как результат, разгромному поражению в «44-днейвной войне». Миллионы долларов армянской диаспоры, направленные на укрепление незаконных поселений на оккупированных территориях Азербайджана и многие другие проекты, были в конченом счете пущены на ветер. Потеряны тысячи жизней в основном молодых людей. При этом, как отмечает армянский правовед Георгий Ванян, ни дети президента, ни премьер-министра, ни кого-либо еще из элиты Армении или диаспоры не воевали в Карабахе.   

Пока современный политический дискурс в армянском обществе и диаспоре не изменился. Националисты мечтают о реванше и продолжают говорить о «статусе» Нагорного Карабаха. Двусмысленные посылы о «статусе» Карабаха проскакивают и из Москвы. В Армении пока не осознали, что международное сообщество не приняло её территориальные притязания, а её союзники, как на севере, так и на западе, преследуют строго свои национальные интересы. Где Армения здесь только средство для достижения имперских амбиций. И что у Армении нет будущего без мира с соседями, в первую очередь, Азербайджаном и Турцией.